История с «Домом Чубайса» становится уголовным делом в отношении кого? Неужели самого Чубайса?

Истории с «Домом Чубайса» не видно конца. На днях в распоряжении Национальной Академии Изучения и Исследования Проблем Коррупции и еженедельника «Экономика и Коррупция» оказался очень странный документ под названием (приводим в оригинале): «ПОСТАНОВЛЕНИЕ о возбуждении уголовного дела и принятия его к производству». Постановление подписала старший следователь СУ МУ МВД России «Одинцовское», майор милиции Ж.А. Егорова. Мы не стали утруждать себя его пересказом и публикуем текст (скан) полностью, сохранив орфографию.

Здесь сканированный текст постановления.

Несмотря на то, что «Антикоррупционная Академия» и еженедельник «Экономика и Коррупция» вот уже несколько месяцев самостоятельно ведут расследование этого замысловатого дела и, по возможности, знакомят общественность с его результатами, на этот раз мы решили обратиться за комментариями к профессионалу, юристу, члену Адвокатской палаты г. Москвы, адвокату Исупову Ивану Александровичу. Вот что он сообщил нашим читателям:

Исходя из имеющихся документов, а я их внимательно изучил, могу утверждать, что это, выражусь аккуратно, довольно странный во всех отношениях документ. Во-первых, следователь Егорова начинает с того, что «...неустановленное лицо, действуя от имени компании SFO Concept AG (Швейцарская Конфедерация – ред.), имея умысел на хищение чужого имущества, действуя из корыстных побуждений, под предлогом инвестирования денежных средств в строящийся жилой комплекс…, заключило от имени SFO Concept AG с кипрской офшорной компанией 01 TRUST SERVICES LIMITED, конечным бенефициаром которого является гражданин Д.Б. Минц, следующие договора…» Далее следователь Егорова перечисляет договора займа и контракт купли-продажи векселя, всего на общую сумму 22,9 миллионов долларов США.

Почему же «неустановленное лицо»? Абсолютно точно известно, а следователь Егорова могла это легко установить, что единственным акционером швейцарской компании на тот период был Анатолий Чубайс и заключение перечисленных сделок было его единоличным решением. И эти решения были должным образом оформлены протоколами собраний акционеров. Так что все процитированные выше утверждения, как-то: «имея умысел на хищение чужого имущества, действуя из корыстных побуждений, под предлогом инвестирования денежных средств…» следует однозначно отнести на счет Анатолия Борисовича. Так что выходит, что и уголовное дело следователь Егорова завела не в отношении «неустановленного лица», а конкретно в отношении А. Чубайса, нынешнего главы корпорации РОСНАНО, по признакам преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 и ч. 4 ст. 159 УК РФ (покушение на преступление, мошенничество).

Тем не менее, по моему мнению, более подходящим персонажем на роль «неустановленного лица» в данном случае является господин Крыченко С.А., с которым читатели еженедельника «Экономика и Коррупция» пока еще не знакомы. Это бывший охранник Анатолия Чубайса. Еще в 2012 году А. Чубайс, как единственный акционер SFO Concept AG своим решением наделил Крыченко С.А. полномочиями члена совета директоров компании. И в том же году господин Крыченко по доверенности от А. Чубайса одобрил сделку по приобретению земельных участков под будущее строительство жилого комплекса в деревне Переделки.

Затем для осуществления этого строительства А. Чубайс создает компанию ООО «СФО Концепт Консалтинг», генеральным директором которой он и назначил бывшего своего охранника С. Крыченко. С ним, то есть с компанией ООО «СФО Концепт Консалтинг», уже в январе 2013 года, SFO Concept AG (в тот период ее единственным акционером все еще был А. Чубайс) заключает договор доверительного управления, по которому этому доверительному управляющему под руководством С. Крыченко были переданы все полномочия по строительству, проектному и правовому сопровождению и управлению жилым комплексом.

Забегая вперед, отметим, что ООО «СФО Концепт Консалтинг» свои обязательства выполнило, жилой комплекс построило. В том числе оно осуществило государственную регистрацию прав SFO Concept AG на этот комплекс. Так что практическую реализацию «умысла на хищение чужого имущества, … под предлогом инвестирования денежных средств…» осуществило другое «неустановленное лицо», а именно, господин Крыченко. То есть и он, вместе с А. Чубайсом, подпадает под статью 159 УК РФ о мошенничестве.

Возможно, никакого уголовного дела и не было бы, и общественность никогда не узнала бы о существовании «Дома Чубайса», если бы в свое время в историю не вмешался Президент России В.В Путин. Вскоре после создания А. Чубайсом компании ООО «СФО Концепт Консалтинг» и наделения ее полномочиями доверительного управляющего по строительству жилого комплекса в Переделках, а также начала самого строительства В.В. Путин 8 мая 2013 года подписал Федеральный закон о запрете чиновникам иметь счета и активы за рубежом.

Конечно, имелся в виду не конкретно Чубайс. Что тогда сделали российские чиновники? Правильно, избавились от этих активов, но при этом и сохранив их. Способы были разные. А. Чубайс отреагировал немедленно. Сразу после вступления закона в силу, в том же мае 2013 года, он продал свои акции другому лицу, гражданину Илье Сучкову. Последний, купив швейцарскую компанию SFO Concept AG, естественно, приобрел вместе с ней и долги, которые своими решениями наделал А. Чубайс, но также и объект недвижимости в виде жилого комплекса в деревне Переделки. Кому то такая сделка может показаться странной. Но это только на первый взгляд.

С одной стороны, Анатолий Чубайс оперативно и четко исполнил закон. И не фиктивно, как некоторые российские чиновники и депутаты, переведя свои зарубежные активы на жен, и разведясь с ними. Он реально продал активы стороннему лицу. А с другой, - И. Сучков приобрел компанию хотя и с долгами, но и с недвижимостью, потенциальная рыночная стоимость которой превышает сумму долга. Да и срок погашения займов, договоры по которым были заключены, как утверждает следователь Егорова, с «умыслом на хищение» и «из корыстных побуждений», наступает лишь в 2022 году, то есть через шесть лет. «Корыстные побуждения», конечно, имели место. А какая коммерческая сделка заключается без «корыстных побуждений» сторон? А вот где здесь «умысел на хищение» сумела усмотреть следователь Егорова, остается загадкой. При всем желании трудно увидеть «умысел на хищение» и в желании И. Сучкова продать доставшуюся ему, точнее, теперь уже его компании SFO Concept AG, недвижимость в виде жилого комплекса в Переделках, расплатиться с долгами и, возможно, даже получить при этом прибыль.

Действительно, советом директоров компании SFO Concept AG было принято решение о продаже этого жилого комплекса с целью досрочного погашения задолженности перед компанией 01 TRUST SERVICES LIMITED. Так и что? Тем более, что сам А. Чубайс, для которого первоначально этот комплекс и строился, от его приобретения отказался.

Что мы имеем в сухом остатке? На момент возбуждения уголовного дела, пусть даже в отношении «неустановленного лица», компания SFO Concept AG вообще не имела задолженности ни перед кипрским офшором 01 TRUST SERVICES LIMITED, ни перед кем либо еще. По упомянутым двум кредитам срок возврата, повторим, наступает лишь через шесть лет, в 2022 году.

Что же касается векселя на 1 млн. долларов, то в установленные в контракте сроки, а это конец 2014 года, этот вексель вообще не был предъявлен к оплате. Согласно как российскому, так и швейцарскому вексельному праву, пропуск даты предъявления векселя к платежу отменяет обязанность векселедателя производить платеж по векселю. Собственно, и после просроченной даты этот вексель к оплате не предъявлялся.

Надо понимать так, что векселедержатель попросту простил этот долг. За что и почему? Гадать не будем. Напомним только, что конечный бенефициар кипрской компании 01 TRUST SERVICES LIMITED, которая и купила этот вексель, старый друг и бывший сослуживец Анатолия Чубайса Борис Минц. Таким образом, никаких неисполненных долговых обязательств у SFO Concept AG в настоящий момент нет и никаких оснований возбуждения уголовного дела, на мой взгляд, тоже нет. Единственными «неустановленными лицами», которые реально могли действовать «от имени компании SFO Concept AG», иметь «умысел на хищение чужого имущества», действовать «из корыстных побуждений, под предлогом инвестирования денежных средств в строящийся жилой комплекс…» могут быть лишь А. Чубайс и С. Крыченко.

Но трудно отмахнуться от вопроса: а что же подвигло следователя Егорову возбудить уголовное дело в отношении некоего «неустановленного лица»? Здесь обязательно должен быть какой-то «потерпевший», заинтересованный в этом деле. Реальным заинтересованным лицом здесь, как мне представляется, мог бы быть Борис Минц и, возможно, его сын Дмитрий – конечные бенефициары ряда кипрских офшорный компаний, которые, собственно, и предоставили компании SFO Concept AG крупные нецелевые кредиты и займы «на пополнение оборотных средств», причем на необычно льготных условиях и на длительный срок.

Никаких гарантий возврата, материального обеспечения или поручительств договорами займа предусмотрено не было. Более того, часть кредитов вскоре после их выдачи была переуступлена другой, на этот раз уже британской компании, а затем и вовсе аннулирована, то есть прощена.

Господин Минц хорошо известен не только как крупный российский предприниматель, но и своей меценатской и благотворительной деятельностью. Но для благотворительности это, кажется, перебор! Если, правда, не предположить, что «в долг» господин Минц давал не свои деньги, а, например, деньги того, кому давал в долг. Тогда многое становится понятным. Но в этом случае возникает вопрос о происхождении этих денег и даже об их «отмывании».

Вот и возникают в связи с уголовным делом, возбужденным следователем Егоровой, многочисленные вопросы: в чем же конкретно, состоит преступление, предусмотренное статьей 159 УК РФ (мошенничество), кто же то «неустановленное лицо», что совершило это преступление, и кто же является потерпевшим от этого преступления?

Есть совершенно очевидные, на мой взгляд, и документально подтвержденные факты (а они следователю Егоровой должны быть известны), что самого события преступления (пока еще!) не было, «неустановленными лицами» со всей очевидностью являются господа Чубайс и его помощник Крыченко, а потерпевшим от их «преступления» – господин Минц.

Правда, «потерпевшим» господина Минца следует считать только в части прощенного по непонятным причинам долга, поскольку срок возврата кредита в сумме 21,9 млн. долларов США наступает лишь в 2022 году, то есть через 6 лет. Но если события преступления, предусмотренного статьей 159 УК РФ, при всем желании нам обнаружить не удалось, то в связи с возбуждением следователем Егоровой уголовного дела признаки преступления по статье 285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями), на мой взгляд, налицо.

Соответствующее заявление по поручению менеджмента компании SFO Concept AG мною направлено в Федеральную Службу Безопасности Российской Федерации, Генеральную Прокуратуру Российской Федерации, другие правоохранительные органы.

Редакция «ЭиК» благодарит адвоката И.  Исупова за комментарий и выражает надежду на скорейшее и мирное завершение крайне неприятной конфликтной ситуации.

© 2005–2014, Национальная Академия Изучения и Исследования Проблем Коррупции
Создание сайта — Студия Brandmotiv.ru