Основные тенденции развития информационного общества и современного права

Илья Михайлович Рассолов, доктор юридических наук, академик Антикоррупционной академии.

В любом обществе государство использует информацию для осуществления своих функций, достижения определенных целей. Важную роль в их реализации играет информационная политика. В процессе ее выработки и претворения в жизнь обеспечиваются условия выполнения задач, стоящих перед всем социумом; она выступает активным орудием воздействия на экономические и политические интересы.

Такое целенаправленное и организующее воздействие в демократических странах осуществляется посредством позитивного права. В этой связи нам представляется важным выделить некоторые тенденции развития современного информационного права и информационного общества.

Тенденции (от лат. tendentia - направленность) – это важнейшие направления становления и развития информационно-правовых норм, а также доктрины информационного права, обусловленные общими закономерностями существования самой информационной сферы и информационных технологий, как в России, так и в других странах. Разумеется, мы коснемся не всех, а лишь некоторых тенденций становления новой комплексной отрасли и этого научного направления «информационное право».

Тенденции формирования норм информационного права, отдельных его институтов рассматриваются нами в единстве прошлого, настоящего и будущего развития науки и отрасли российского информационного права.

Сегодня существуют все предпосылки для того, чтобы признать информационное право в качестве комплексной отрасли права и нового научного направления (формирующейся юридической науки).

С нашей точки зрения информационное право как формирующаяся отраслевая наука характеризуется следующими чертами:

  1. Социальной потребностью в знаниях нового типа;
  2. Особым профессиональным объединением ученых, занимающихся данной проблематикой и разделяющих общие научные идеи, общие теоретические принципы, методологию исследования (то, что мы называем научным сообществом);
  3. Наличием монографических и диссертационных работ по данной теме исследования; научных наработок, методов, накопленных знаний;
  4. Высоким уровнем дисциплинарной организации и взаимодействия ученых (наличие сектора информационного права в Институте государства и права РАН, кафедры информационного права, информатики и математики в Российской правовой академии Минюста РФ, кафедры информационного, предпринимательского и торгового права в Российском государственном торгово-экономическом университете и подобных подразделений в других вузах страны);
  5. Подготовкой специалистов данного профиля в рамках специальности 12.00.14. Существование учебных курсов, учебников и программ).

Следовательно, информационное право, имея свои исходные начала в теории государства и права и будучи тесно связанно с отраслевыми юридическими науками, подходит к предмету и объекту своего иссле­дования с самостоятельных позиций, отличающихся от подхода к своим объектам со стороны других юридических наук; оно изучает всю совокупность норм права, регулирующих информационные отношения в обществе, и практику их применения, включая и современные научно-технические средства и методы. При этом предметом информационного права являются информационные отношения, имеющие информационное наполнение и технико-социальное содержание. Специфика данных отношений обусловлена объективными особенностями самой информации и информационной среды ее оборота.

Следует отметить, что информационное право зависит от тенденций развития самого информационного общества. Поэтому несколько слов скажем и о них.

В самом общем виде эти тенденции заключаются в том, что в цивилизованном мире под влиянием научно-технической революции и других компонентов складывается постиндустриальное («научное», «ноосферное») обще­ство, не совпадающее с понятием «капитализм». Выделим кратко основные направления развития современного общества.

Первая тенденция — это становление нового исторического вида гражданской собственности — интеллектуальной, ко­торая является одновременно общественной собственностью всего населения планеты.       Следует отметить, что этот новый объект правовых отношений, результаты интеллектуальной деятельности, стал постепенно входить в экономический оборот лишь около трехсот лет назад. По историческим меркам это совсем немного по сравнению с многовековой историей развития правового регулирования экономического оборота материальных ценностей. Интеллектуальная собственность в отличие от материальных объектов по своей природе не отчуждается ни от их создателя, ни от того, кто ей пользуется. Следовательно, эта собственность являетсяодновременно индивидуальной и общественной, т. е. общей собственностью граждан. Тем самым общая интеллектуальная собственность предстает как новая экономическая основа постиндустриального гражданского общества, как необходи­мое условие индивидуальной свободы и автономии.

Следующая тенденция — это перестройка мотивации труда (например, в киберпространстве каждый может выступать одновременно производителем информации, издателем и распространителем). Содержание труда, возможность самореализации, перспективы профессионального и социального роста становятся определяющими стимулами трудового поведения значительного числа граждан. Являясь наемным работником, человек требовал повышения оплаты труда независимо от финансового состояния предприятия. Превращаясь из наемного работника в сособственника и партнера, он становится причастным к делам предприятия и готов участвовать частью своих доходов в расширении производства. Это наиболее характерно для работников в сфере IT. Кроме того, появляются новые профессии, которых не было в прошлом веке (регистраторы доменных имен, пиар-менеджеры, кибер-консультанты, системные администраторы и др.).

Далее необходимо отметить радикальное изменение социальной дифференциации самого информационного общества, деление его не на классы, а на слабо дифференцируемые информационные сообщества. И это в первую очередь связано с доступом к знанию и разнообразной информации для широких слоев населения планеты. Теперь знание не является прерогативой богатых, знатных, успешных. Между традиционными классами постепенно «смываются» грани (например, это очевидно в блогосфере). Объективной основой объединения людей в постиндустриальном обществе явля­ется развитие образования, науки, информации. В этой связи исследователи отмечают еще одну интересную тенденцию: развитие сферы социальной защиты, образования, здравоохранения, обслуживания на базе IT. Это придает взаимоотношениям людей новый, гражданский смысл, который возникает из осознания принадлежности к общей культуре, участия в общественном развитии и созидании. Следовательно, прежнее противопоставление индивидуализма и коллективизма постепенно утрачивает свое принципиальное значение.

Следующая тенденция — это широкое участие сло­ев населения в процессах подготовки, принятия и осуществления управленческих решений, а также в контроле над их реализацией. Особую роль такое участие играет в тех областях, которые имеют для гражданина большое значение. Например, в это в первую очередь касается электронного голосования на выборах в местные органы власти. Такое положение вещей расширяет общественные связи человека и возможности для его самовыражения и самоутверждения.

Так, в октябре 2009 г. пиратская партия Швеции – третья по величине в этой стране после консерваторов и социал-демократов – проводила свой съезд в Интернете. Нужно отметить, что эта партия выступает за отмену авторского и патентного права на информационные продукты. Более 50 тысяч членов партии присутствовали на съезде и в течение недели имели возможность голосовать за те решения, которые явились предметом бурного обсуждения в повестке партийного собрания. Председатель партии пояснил, что это новый вид демократии и если бы они проводили съезд в Стокгольме, они бы вряд ли смогли собрать такой состав .
Сюда же можно отнести разработку и внедрение государственных информационных систем ГАС «Выборы», ГАС «ВАК», ГАС «Правосудие».

В целом можно заключить, что в своей совокупности и в обобщенном виде наблюдаются две взаимосвязанные тенденции развития информационного общества. Первая состоит в гражданской социализации экономических структур и отношений частной собственности, в ограничении государственной власти. Социализация ведет не к уничтожению капитала, а к изменению его характера, приданию ему определен­ных общественных и цивилизованных форм. Это ограни­чивает и подавляет его эгоистические черты. И этот про­цесс в тех или иных формах («кооперативной», «акционерной») занял свое надлежащее место в большинстве развитых стран.   Вторая тенденция — это индивидуализация экономических и социальных процессов, их наполнение многообразным личностным содержанием (люди все больше сидят дома, работают на дому).

Любая информационная революция (появление письменности, электричества, книгопечатанья и др.) характеризуется: а) потоком аналогичных событий; б) исключительной динамичностью происходящих изменений, обычно не имеющей аналогов ни до, ни после этого периода .

Между прорывами в различных областях общественного развития существует множество связей, обеспечивающих ускорение или замедление соответствующих процессов. К примеру, книгопечатание существенно облегчило распространение идей протестантизма, вместе с тем дало каждому доступ к знанию, во всяком случае, к Библии.

Следует отметить, что на общественные процессы оказывают влияние не только одни ученые, изобретатели и крупные корпорации. Например, в последние годы на развитие компьютерной технологии и интернет-телефонии в США существенно повлияли именно подростки (через спрос на потребительском рынке), а не американские военные.

Кроме того, качественный информационный прорыв возможен только в свободном обществе. Когда говорят про Кремниевую долину , мало кто вспоминает, что она появилась в Калифорнии, и именно в Сан-Франциско (не в Нью-Йорке, не в Чикаго, даже не в Бостоне, который является одним из самых известных университетских центров). Сан-Франциско – самый свободный город в Соединенных Штатах, столица хиппи 60-х годов. Это город абсолютных свобод, даже по американским меркам. И, думается, именно в такой бурлящей атмосфере все это могло появиться. Университеты Беркли, Стэнфорд стали тем «плавильным котлом», вокруг которых начали возникать компании: «Hewlett-Packard» – 1937 год, «Intel» – 1968 год, «Apple Computer» – 1976 год. И дальше оттуда вышли «eBay», «Google». Многие ключевые, прорывные технологии делались именно в гараже или в собственной квартире. Мировой лидер в области сетевых технологий компания «Cisco Systems» создана семейной парой, выпускниками Стэнфорда – Лен и Сэнди Босак в 1984 году практически на дому. То есть многие из современных компаний, которые доминируют на рынке высоких технологий, появились не в роскошных кабинетах, где заседают советы директоров, а именно в гаражах, в частных лабораториях или даже на квартирах.

Процессы информатизации общества должны идти «снизу», доминирующую роль при этом должны играть экономические факторы, преобладая над политическими, идеологическими, технологическими, социальными. Иными, словами наибольшая роль в осуществлении компьютеризации должна принадлежать предпринимателям, нежели политикам, теоретикам или даже инженерам.

Анализ показал, что на сегодняшний день можно выделить следующие тенденции становления и развития самого информационного права как отрасли и формирующейся юридической науки. Обозначим их.

Во-первых, происходит расширение понятийного аппарата информационного права, как в РФ, так и в других странах. Наблюдается процесс обогащения и последовательного закрепления в нормативных правовых актах новых понятий. Среди них такие понятия как: «электронный документ», «электронный документооборот», «информационное общество», «информационная безопасность», «информационная сфера»). Однако многие понятия еще пока не находят своего закрепления в современном российском законодательстве (например, «электронная торговля», «доменное имя», «сетевой договор», «электронные деньги» и т.д.).

Во-вторых, происходит более четкое определение предмета информационного права. Так некоторые исследователи прошлого века (например, В.А. Копылов) выделяли всего пять областей информационной сферы, нуждающиеся в правовой регламентации, называемые «матрицей отношений». Сегодня мы отмечаем увеличение этих областей. В частности, в своем учебном пособии «Информационное право». М.: Норма, 2010, мы выделяем уже десять общественных отношений, входящих в предметную область исследуемой отрасли. Перечислим их.

  1. отношения по международному информационному обмену;
  2. отношения по реализации основных информационных прав и свобод человека и гражданина, интересов общества и государства в информационной сфере;
  3. отношения в сфере организации и деятельности средств массовой информации;
  4. интернет-отношения, а также отношения в области связи и массовых коммуникаций;
  5. отношения в сфере электронного документооборота;
  6. отношения в сфере электронной торговли и ведения предпринимательской деятельности с использованием информационных технологий;
  7. отношения по обработке персональных данных;
  8. отношения в сфере библиотечного дела, архивного дела;
  9. отношения в сфере обеспечения информационной безопасности России;
  10. отношения по рассмотрению информационных споров.

Итак, в предмет информационного права входят разные по своему типу отношения. Их условно можно разделить собственно на информационные отношения и отношения тесно связанные с ними. Среди этих десяти общественных отношений отдельно можно выделить три смежные: интернет-отношения; отношения в сфере электронного документооборота и отношения в сфере электронной торговли. Они являются «мотором» или «приводным ремнем» для развития информационного права.

В-третьих, более четко выделяются и функции информационного права. Исходя из нашей доктрины, они могут быть обозначены по формуле: «2+4». Две основные – регулятивные и охранительная функция, которые присущие и другим отраслям. И четыре специальных функции: социальная, производственная, интеграционная и прогностическая. Особое внимание заслуживает именно прогностическая функция информационного права. Она ярко выражена, и подтверждает тезис многих зарубежных исследователей о том, что информационное право – это право будущего.

В-четвертых, наблюдается процесс закрепления в нормативных правовых актах новых блоков общественных отношений, в частности, отношений в сфере обработки персональных данных, отношений в сфере использования электронных документов, отношений по ведению электронной торговли и др. И в этом плане интересным будет законодательный опыт наших соседей, в частности Республики Беларусь, Украины, Казахстана, где имеет место расширение правового регулирования сферы электронной торговли и электронного документооборота, а также повышенное внимание к информационной безопасности. Поэтому в среднесрочной перспективе можно было бы ставить вопрос о выделении отдельных подотраслей информационного законодательства из общего информационного законодательного массива (например, интернет-законодательства; законодательства, регулирующего СМИ; законодательства, регулирующего различные виды тайн).

В-пятых, все перечисленные выше изменения обусловлены тем, что в мировой экономике расширяется сфера коммуникационного (информационного) менеджмента. Происходят существенные изменения в банковской, налоговой, таможенной сфере, сфере государственного управления в странах СНГ. Управлять, работать и продавать так, как это было в прошлом веке, сегодня уже практически невозможно. Поэтому во многих вузах осуществляется подготовка кадров, умеющих эффективно трудиться и обучать полученным навыкам в сфере высоких технологий других работников. Это в первую очередь касается юристов, которые изрядно погрязли в бумагах. Так, в Московской государственной юридической академии им. О.Е. Кутафина, введен спецкурс «Правовое регулирование электронного документооборота в банковской сфере», а в Российском государственном торгово-экономическом университете читается специальная дисциплина «Правовые основы электронного документооборота». Во главу угла поставлено умение будущих правоведов пользоваться новыми технологиями.

В-шестых, все это постепенно приведет к становлению новой субкультуры общества – информационной культуре и формированию нового типа информационного правосознания. В наших работах информационная культура рассматривается через: а) деятельность нового типа, связанную с умением работать с информацией и технологиями (например, деятельность программиста, регистратора доменных имен, пиар-менеджера, лиазона); б) через продукты такой деятельности (например, сайты, социальные сети и т.д.)

Информационная культура индивида определяет сегодня его качество жизни, выражает определенный уровень развития информационного общества. Она связана с определенными навыками по использованию технических средств; с развитием IT; c умением извлекать различную информацию из разных источников (изобретением новых и куплей-продажей уже существующих информационных продуктов).

В чем особенности информационной культуры? Как было отмечено, человек в информационном обществе должен обладать определенными навыками (уровнем культуры) для обращения с IT и информацией. Поэтому уже недостаточно уметь самостоятельно накапливать и осваивать информацию. В информационном обществе готовятся и принимаются решения на основе коллективного знания. Поэтому рассматриваемая субкультура может дать желаемую характеристику информационной сферы жизнедеятельности российского общества, в которой можно отметить степень достигнутого, тенденции развития и спрогнозировать будущее. История повторяется и здесь вполне уместно вспомнить слова Н. А. Бердяева, который полагал, что «культура всегда образуется и достигает более совершенных форм путем аристократического отбора. Демократизуясь, распространяясь в ширь на новые слои, она понижается в своем уровне и лишь позже, путем переработки человеческого материала, культура может опять повыситься». Это положение вполне относиться к информационной субкультуре, которая часто в нашем обществе отожествляется со своим антиподом,  невежеством и хамством.

Таким образом, информационное право вбирает в себя знания тех наук и научных направлений (математики, информатики, кибернетики, теории прогнозирования), которые способствуют развитию новых видов информационной деятельности. Эти тенденции сегодня особенно заметны в интернет-пространстве, в сфере Интернет-торговли, в сфере дистанционного образования.

Пиратская партия Швеции набрала на последних выборах в Европарламент более 7% и имеет одно место в этом законодательном собрании. Кроме того, «шведские пираты» инициировали развитие пиратского движения более чем в 30 странах мира, в том числе и России.

Например, принципиально новые технологии книгопечатания появились лишь в прошлом веке.

 Силиконовая или Кремниевая долина (англ. siliconvalley) — регион в штате Калифорния (США), в котором сосредоточено большое количество высокотехнологичных компаний, связанных с производством компьютеров и их составляющих, а также программного обеспечения, устройств мобильной связи, биотехнологии и т.п. Бурное развитие этого технологического центра связано с сосредоточением ведущих университетов и удобного географического расположения.

1 Пиратская партия Швеции набрала на последних выборах в Европарламент более 7% и имеет одно место в этом законодательном собрании. Кроме того, «шведские пираты» инициировали развитие пиратского движения более чем в 30 странах мира, в том числе и России.
2 Например, принципиально новые технологии книгопечатания появились лишь в прошлом веке.
3 Силиконовая или Кремниевая долина (англ. siliconvalley) — регион в штате Калифорния (США), в котором сосредоточено большое количество высокотехнологичных компаний, связанных с производством компьютеров и их составляющих, а также программного обеспечения, устройств мобильной связи, биотехнологии и т.п. Бурное развитие этого технологического центра связано с сосредоточением ведущих университетов и удобного географического расположения.